Дебютный альбом Yes не принёс участникам славы и достатка. Чтобы сэкономить на коммунальных расходах, музыканты организовали общежитие, сняли один дом на всех. Жить отдельно продолжил только клавишник Тони Кей. Группа много выступала и казалась благополучной, хотя после начала работы над вторым альбомом барабанщик Билл Бруфорд внезапно заявил прессе: «Уж теперь-то Yes не распадутся!». Видно, опасения имелись.

Лидер Yes Джон Андерсон хотел записать альбом с симфоническим оркестром, как делали The Nice и The Moody Blues. Тони Кей и гитарист Питер Бэнкс не были в восторге от идеи. Тони даже пытался было «отделаться» меллотроном, но тщетно. Продюсером альбома назначили Тони Колтона, который был товарищем Джона и поддержал его идею. В начале 1970-го в Зале королевы Элизабет состоялся концерт Yes с оркестром, а через полгода вышел и пышно аранжированный студийный альбом «Time and a Word» («Время и слово»). Название альбома совпало с названием завершающей песни, где объясняется, что время — сейчас, а слово — «любовь». Ожиданию этого блаженного «сейчас» оказались посвящены почти все песни на пластинке.

Звукорежиссёром альбома стал Эдди Оффорд. Он не смог обеспечить достойный уровень качества записи, поскольку Колтон оказался неподходящим для Yes продюсером. Пришлось Эдди самому продюсировать запись следующих альбомов Yes. Лишь в 1994-м, при издании на CD, звук на «Time and a Word» поправили. По признанию Эдди, несмотря ни на что, этот альбом группы остался его любимым.

No Opportunity Necessary, No Experience Needed

По традиции, «Time and a Word» включил две кавер-версии — на «Everydays» пятёрки кантри-рокеров Buffalo Springfield и, собственно, на «No Opportunity Necessary, No Experience Needed» — песню индейского фолк-певца Ричи Хэвенса. Кавер открывает органная переработка фрагмента саундтрека вестерна «Большая страна». В переработке хорошо показал себя симфонический оркестр под управлением Тони Кокса — отныне частого гостя на записях Yes.
Слушать в новой вкладке (Mail.Ru) » Альтернативная обложка «Time and a Word»

Альтернативная обложка «Time and a Word»

Сверху Крис Сквайр, Билл Бруфорд и Стив Хау, ниже Тони Кей, ещё ниже Джон Андерсон. Красная рубашка на Стиве имеет особое название — kaftan

У английского и американского изданий «Time and a Word», как и у дебюта, оказались разные обложки. На этот раз причина была прагматичной: фотография обнажённой женщины без головы в странном ракурсе показалась американским блюстителям морали слишком откровенной для помещения на конверт, отчего в США (а также в ряде европейских стран, например в Италии и Испании) на «Time and a Word» вынесли очередную фотографию музыкантов Yes.

В 2003-м на американском переиздании уже красовалась голая женщина. Причина оказалась не только в падении нравов: запечатлённый на «американской» фотографии состав Yes не совпадал с тем, что звучит на альбоме. Дело в том, что вскоре после записи «Time and a Word» Джон Андерсон и бас-гитарист Крис Сквайр уволили «конфликтного» Питера Бэнкса из Yes, не посоветовавшись с другими участниками группы. На зацензуренную обложку попал уже Стив Хау, приглашённый на замену Питеру. В «общежитии Yes» стало просторнее, ведь Хау жил в своём доме — расположенном у самой кромки реки Темзы.

Yes в начале 1970-го

Yes в начале 1970-го

Основой состав группы ещё не изменился. Слева направо: Питер Бэнкс (гитара), Тони Кей (клавишные), Джон Андерсон (вокал), Билл Бруфорд (барабаны), Крис Сквайр (бас-гитара)

Английская пресса похвалила «Time and a Word», впервые в истории группы альбом попал в национальный чарт и достиг там 45-го места. Тем не менее карьерный рост коллектива показался лэйблу Atlantic недостаточным, ведь компания уже нашла себе более успешных английских менестрелей — Led Zeppelin. Встал вопрос о расторжении контракта с Yes. К счастью, решение было отложено, группа просто сменила концертного менеджера.

The Prophet (no intro)

Вслед за Cream и King Crimson, Yes решили обратиться к сюите Густава Холста «Планеты», однако музыкантов заинтересовал другой фрагмент — не «Mars», а «Jupiter» (с подзаголовком «Приносящий радость»). Но в песне слышится не радость, а скорее тревога: старец предсказал жизнь по-новому, но исполнять предсказание придётся его потомкам — то есть нам. Сложная структура композиции позволяет отнести её к прогрессивному року, хотя Yes не подстраивались под определённую стилистику.
Слушать в новой вкладке (Mail.Ru) »