После ухода из Van der Graaf Generator клавишника группы Хью Бэнтона название сократили до Van der Graaf. Времена изменились, пора было меняться и музыке. На замену Хью были приглашены скрипач Грэм Смит и бас-гитарист Ник Поттер, участвовавшие в записи последнего на тот момент сольника вокалиста Van der Graaf Питера Хэммилла «Over».

Агрессивный бас, усиленная эффектом wah-wah скрипка и бойкая электрогитара Хэммилла, внезапно ставшая основным рок-инструментом на сцене, преобразили звучание Van der Graaf. Саксофонист Дэвид Джексон начал ощущать себя лишним в этой новой группе. Не добавляла энтузиазма и сложная финансовая ситуация группы, сложившаяся после концертов в Канаде, деньги за которые так и не прислали. После десятка выступлений без Хью Дэвид тоже покинул состав.

По меркам группы Хэммилла новые песни были короткими — от четырёх до шести минут. Зато по результату записи, которая в разное время проводилась то в доме-студии Foel, то в Rockfield, а то даже в городской Morgan, получились два мини-альбома по двадцать минут каждый. Эти мини-альбомы — с подзаголовками «The Quiet Zone» («Зона тишины») и «The Pleasure Dome» («Храм наслаждений») — разместились на разных сторонах пластинки. Между тихим монастырём и храмом рок-н-ролла, между согласием с лэйблом и мнением группы. Предложенная дирекцией Charisma обложка с девушкой на небесных качелях попала на переднюю сторону конверта, а сделанное музыкантами фото с серебряным яблоком — на заднюю.

Cat's Eye / Yellow Fever (Running)

После распада второго состава String Driven Thing скрипач Грэм Смит думал записать сольник и предложил Хэммиллу послушать свои демо-записи. Одна из этих записей так понравилась Хэммиллу, что он сочинил на её основе песню. Так появилась «Cat's Eye / Yellow Fever (Running)». Её первая половина — «Cat's Eye» («Кошачий глаз») — стала успешным синглом во Франции, на сингл даже сняли концертный видеоклип. Вот только до телеэкранов он не дошёл, плёнку отыскали лишь в новом тысячелетии.
Слушать в новой вкладке (Mail.Ru) »

В интервью Хэммилл говорил, что они с коллегами и раньше называли между собой группу просто Van der Graaf, без Generator. Просто теперь это сокращение попало на обложку. Сегодня «The Quiet Zone» обычно относят к дискографии Van der Graaf Generator, пусть у альбома и мало сходства как с прошлым творчеством группы, так и с сольными записями Хэммилла. Даже его голос стал чаще срываться на истеричное бормотание. Изменились и тексты, они стали ещё менее понятными, чем прежние «заумные экзистенциальные остроты».

Van der Graaf в 1977-м

Van der Graaf в 1977-м

Одна из двух фотографий со внутреннего конверта «The Quiet Zone». Слева направо: Грэм Смит (скрипка), Ник Поттер (бас-гитара, бэк-вокал), Питер Хэммилл (вокал, гитара, фортепиано), Гай Эванс (барабаны). Фотография оцветнена
Обложка французского сингла «Cat's Eye/Ship of Fools»

Обложка французского сингла «Cat's Eye/Ship of Fools»

Песни записаны квартетом, но на фото уже пятеро, слева направо: Питер Хэммилл, Грэм Смит, Ник Поттер, Гай Эванс и новичок Чарльз Дики

«Прошлые мои работы обычно были литературными и сложными на поверхности, тогда как в их основе лежала нехитрая концепция, которую можно было проследить по линии, — говорил Хэммилл. — На настоящем этапе я пытаюсь сделать наоборот: использовать простой разговорный язык, но развивать несколько сложных и более запутанных замыслов». Такой подход не открыл пластинке дорогу в коммерческие чарты, зато удовлетворил музыкальных критиков. Даже рецензия журнала NME, обыкновенно скептичного к VdGG, оказалась положительной.

Пришла пора выступать. На сей раз музыканты предпочли не заглядывать в Америку, только Хэммилл весной 1978-го появился на другой стороне Атлантики с сольными концертами. Для исполнения материала «The Quiet Zone» в состав Van der Graaf позвали ещё одного участника, молодого клавишника-виолончелиста Чарльза Дики. Группа сработалась. Один из новых концертов посетил Хью Бэнтон, он с удовольствием слушал музыку из зала, но не видел себе места на сцене.

The Sphinx in the Face

Песня «Сфинкс перед лицом» не была первой сочинённой для альбома, но записали её в самом начале, когда саксофонист Дэвид Джексон ещё оставался в группе. Песня стала концептуальной основой альбома. Именно из её текста были взяты названия для обеих сторон пластинки: «У меня стойкое призвание к зоне тишины ... Я всё ещё одержим обетованным храмом наслаждений». В финале альбома появляется реприза (повтор фрагмента) этой песни под заголовком «The Sphinx Returns» («Сфинкс возвращается»).
Слушать в новой вкладке (Mail.Ru) »