В середине шестидесятых по английскому радио крутилась шутливая песенка американского комика Джимми Дюранте «I'm the Guy Who Found the Lost Chord», которая пародировала органное сочинение Артура Салливана на стихи популярной в XIX веке английской поэтессы Аделаиды Проктер. Герой её стихотворения — церковный органист, случайно сыгравший на инструменте волшебный аккорд, который наполнил его душу божественной любовью, словно ангельский псалом; однако сколько бедняга потом ни пытался, воспроизвести тот случайный аккорд ему так и не удалось. Поиск божественного аккорда лёг в основу песенки Дюранте, а также третьего альбома The Moody Blues.

Янтра на развороте альбома

Янтра на развороте альбома

Профессионалы называют её традиционной шри-янтрой

Из эффектной обложки, созданной художником Филом Трэверсом, становится ясно, что поиск этот подобен поиску смысла жизни: каждый находит для себя ответ сам (к примеру, герой Дюранте обнаружил свой аккорд, усевшись на клавиатуру фортепиано пятой точкой). И всё же в финале альбома заветному сочетанию нот даётся название — «Ом». Это знаменитая индийская мантра, один из вариантов перевода её с санскрита — «ответ».

На внутреннем развороте конверта пластинки оказалась изображена янтра — религиозный символ, объединяющий «божественный» круг с рукотворным человеческим квадратом. Под музыку «In Search of the Lost Chord» слушателю предлагают помедитировать над янтрой и найти свой божественный аккорд. Видимо, не без стимуляторов: в то время музыканты увлекались ЛСД и даже посвятили «адвокату психоделии» Тимоти Лири новую песню — «Legend of a Mind».

House of Four Doors, pt.1

Мини-эпик, герои которого ищут в лесу дом с четырьмя дверьми, не имеет ничего общего с эссе писателя Олдоса Хаксли «Двери восприятия», в котором тот описал свои мескалиновые галлюцинации. Более того, бас-гитарист Джон Лодж, сочинивший «House of Four Doors», был единственным участником The Moody Blues, которого совсем не интересовала мода на ЛСД. За дверьми скрывались разные музыкальные эпохи: средневековье, барокко, классицизм и наконец современная рок-музыка.
Слушать в новой вкладке (Mail.Ru) »

В распоряжении звукозаписывающих студий мира начали появляться восьмидорожечные магнитофоны. В этом свете четырёхдорожечная аппаратура Deramic Sound System стремительно теряла актуальность, пусть каждая её дорожка фактически и состояла из двух. Соответственно лэйбл Decca день ото дня терял интерес в раскрутке DSS.

По утверждению техдиректора Decca Хью Мендела, судьба DSS не влияла на финансирование записей The Moody Blues. Но так или иначе, если при создании предыдущего альбома участники группы работали с симфоническим оркестром из сорока человек, то на новой пластинке они использовали тот же скромный арсенал, что и на концертах — меллотрон (аналоговый синтезатор струнного оркестра), причудливые этнические инструменты, вроде барабана табла и ситара.

В музыке The Moody Blues того периода заметно влияние психоделического рока и мерси-бита. Но даже при этом флейтовые соло Рэя Томаса и эмоциональные клавишные пассажи Майка Пиндера делали музыку группы совершенно самобытной.

The Moody Blues в 1968-м

The Moody Blues в 1968-м

Фотография с испанской обложки сингла «Voices in the Sky». С момента релиза предыдущего альбома состав не изменился. Слева направо: Майк Пиндер (клавишные), Джон Лодж (бас-гитара), Рэй Томас (флейта), Грэм Эдж (барабаны), Джастин Хэйуорд (гитара)

«In Search of the Lost Chord» не повторил в США успеха предыдущего «Days of Future Passed», новая пластинка не достигла в Billboard 200 и первой двадцатки. Зато в родной для The Moody Blues Англии альбом оказался прорывным и занял пятое место в национальном чарте. Группа получила приглашение выступить в социалистической Праге и даже появилась на местном ТВ, вот только концерты отменились из-за беспорядков, связанных с «Пражской весной», а когда ситуация нормализовалась, переговоры так и не возобновили.

Visions of Paradise

Главный сочинитель песни — гитарист Джастин Хэйуорд. Именно он придумал мелодию акустической гитары, исполнил партию основного вокала, а также сыграл на звенящем ситаре. Соавтор песни Рэй Томас, помимо царственного соло на альтовой флейте, сочинил текст «Visions of Paradise» — психоделичную зарисовку о видении рая. Вероятно, речь шла о галлюцинации, вызванной ЛСД. В начале 1968-го пагубное влияние препарата ещё не было очевидно.
Слушать в новой вкладке (Mail.Ru) »