Контракт с лэйблом Virgin предполагал, что за два года Роберт Уайятт выпустит два альбома. Песни для первого — «Rock Bottom» — ждали записи на плёнку два года, тогда как готового материала для продолжения у Роберта почти не осталось. Придумывать музыку нарочно в спешке оказалось непросто, в итоге авторские «придумки» заняли только половину пластинки, причём вторую. Первую заполнили кавер-версии песен друзей Роберта.

За музыкантом закрепилась соответствующая репутация, когда после «Rock Bottom» Virgin потребовали от Роберта записать пару синглов с кавер-версиями — на «I'm a Believer» The Monkees и на «Yesterday Man» Криса Эндрюса. И если «Yesterday Man» не снискал популярности, то «I'm a Believer» произвёл фурор, Роберт даже исполнил песню в «Top of the Pops» (английской «Песне года»). Зрителей покорил парень в инвалидном кресле, который пел, что уверовал в любовь.

Картинки, добавленные в переиздание 1998-го

Картинки, добавленные в переиздание 1998-го

Всё рисовала Альфи. Чёрно-белые коровы и птица сопровождали тексты песен, пара с театральными масками располагалась под компакт-диском, а куколка с черепахой проезжали возле кредитов альбома

Английским аналогом русской поговорки «Нарочно не придумаешь» служит фраза «Truth is stranger than fiction» («Правда страннее, чем вымысел»). Роберт заменил «правду» на имя «Рут», а «вымысел» — на «Ричард», и назвал этими именами соответствующие стороны новой пластинки. На CD-переиздании 1998-го «сторону Ричарда» — авторский материал Роберта — поместили в начало, а «сторону Рут» — в конец. Так с тех пор и повелось.

Кто же всё-таки страннее: Рут или Ричард? Кому как: изображённые на обложке (женой Роберта Альфи) мужчина в маске птицы и женщина в маске коровы выглядят одинаково странно.

Team Spirit, pt.1

Кавер-версии оказались непростыми, в оригиналах тоже пел Роберт. В песне «Frontera» гитариста Roxy Music Фила Манзанеры Роберт составил текст из неизвестных ему испанских слов. В новой версии — названной «Team Spirit» («Командный дух») — текстом стал монолог футбольного мяча. Когда адмирала-героя Горацио Нельсона смертельно ранили из мушкета, напоследок он обратился к своему другу: «Поцелуй меня, Харди». Строчка «Пни меня, Харди», открывшая «Team Spirit», звучит не менее многозначительно.
Слушать в новой вкладке (Mail.Ru) »

Роберт оставил деревенский домик, в котором записывал «Rock Bottom», и работал над новыми песнями в студии Manor, которой владел финансовый директор лэйбла Virgin Ричард Брэнсон. За использование студии Брэнсон брал огромные деньги даже с подписантов собственного лэйбла. Роберт отказался от стороннего продюсирования, однако в итоге всё равно получил за «Ruth Is Stranger...» сплошные долги.

Пресса приняла альбом хорошо, но продавался он неважно. Не только потому, что Роберт не проводил концертов в его поддержку. Просто в магазинах Virgin, где в основном продавался «Ruth Is Stranger...», разрешалось слушать пластинки лэйбла хоть с утра до вечера и можно было даже перекусить, платить следовало только чтобы забрать пластинку домой. В результате магазины превратились в притоны для преданных фанатов Gong и Майка Олдфилда. Обычные покупатели избегали заходить в подобные заведения. Можно ли было ждать прибыли с таким маркетингом...

В конце 1975-го не стало верного соратника Роберта — трубача Монгези Феза, который играл на «Ruth Is Stranger...» и даже сочинил для «стороны Рут» инструментальную пьесу, «кавер-версию» которой исполнил сам. Потрясённый смертью друга, Роберт не только покинул Virgin, но и оставил сольное творчество. К счастью, только на пять лет.

Роберт и Альфи Уайятты в 1975-м

Роберт и Альфи Уайятты в 1975-м

«Алифи — не кладовка, а твоя хранительница!». Девушка вспоминала, что фотограф тогда пришёл внезапно, она даже не успела вернуть на кухню нож, которым резала лук. Фотография оцветнена

Сегодня слушатели скептичны по поводу «Ruth Is Stranger...», на RateYourMusic у альбома одна из самых низких оценок в дискографии Роберта. У самого автора спустя годы к альбому только одна претензия — плохо записанный вокал.

5 Black Notes and 1 White Note

Музыка со «стороны Ричарда» тоже иногда чем-то вдохновлялась. Так, эта инструментальная пьеска, озаглавленная в духе пособия для пианистов — «Пять чёрных нот и одна белая нота», оказалась переосмыслением арии «Прекрасна ночь, о, ночь любви» из оперы Жака Оффенбаха «Сказки Гофмана». Джазмены Гари Уиндо и Нисар Ахмад Хан сыграли вокальную партию оттуда на саксофонах. За «анти-джазовый» футуристический синтезатор здесь, как и в «Team Spirit», отвечал Брайан Ино.
Слушать в новой вкладке (Mail.Ru) »