В 1969-м группу покинули клавишник Мэттью Фишер и его друг бас-гитарист Дэвид Найтс. Мэттью не любил разъезжать по концертам. Последней каплей для него стал инцидент с пропажей электрооргана Hammond — один из штатных водителей Procol Harum умудрился «потерять» махину весом в полтонны.

Обе вакансии занял единственный музыкант — Крис Коппинг. В начале шестидесятых Крис, как и другие участники Procol Harum, играл в коллективе The Paramounts, однако изучение химии в Университете Лестера заставило музыканта покинуть сцену почти на десять лет.

Работа над четвёртым студийником началась ещё когда Фишер оставался частью группы и выступал продюсером. После его ухода Procol продолжили запись — правда, в другой студии и с другим продюсером — Крисом Томасом, которого посоветовал лидеру группы Гэри Брукеру экс-продюсер The Paramounts Рон Ричардс. В итоговый альбом не вошла ни одна из плёнок, записанных вместе с Фишером, однако замена «коней на переправе» дала о себе знать: «Home» получился менее целостным, нежели его предшественник «A Salty Dog».

Коппинг ушёл из The Paramounts до того, как к группе присоединился барабанщик Барри Уилсон, хотя один раз был приглашён сыграть тогда с Барри в составе ритм-секции, поскольку Брукер заболел и его место за фортепиано временно занял штатный бас-гитарист группы Дизз Деррик.

Воспоминания захлестнули музыкантов, было решено «вернуться домой» в творческом плане и записать альбом с минимумом наложений, как в шестидесятые.

Nothing That I Didn't Know

Готический романс оплакивает некую Дженни Дро, чья жизнь оборвалась на отметке в двадцать шесть. В песне Гэри Брукер неожиданно аккомпанирует себе на аккордеоне. Название песни с двойным отрицанием можно перевести как «Ничто, которого я не знал». Перед возобновлением работы над «Home» музыканты записали несколько старых песен The Paramounts, в 1997-м Брукер под псевдонимом Liquorice John Death издал эту запись с заголовком «Нет ничтá, чтобы горячиться» — тоже двойное отрицание.
Слушать в новой вкладке (Mail.Ru) » Кадр из видеоклипа «The Dead Man's Dream»

Кадр из видеоклипа «The Dead Man's Dream»

Вполне подошёл бы в качестве обложки. Ролик был снят в период записи «Home» для документального фильма о Procol Harum

Для четвёртого альбома Procol Harum художница Dickinson, которая стала женой поэта Кита Рида незадолго до выхода «A Salty Dog», создала красочную двухпанельную обложку-аппликацию, на которой человечки с лицами участников группы бегают по поверхности детской настольной игры. По замечанию английского музыкального критика Криса Уэлша, изображение могильной плиты в качестве обложки подошло бы «Home» куда больше, поскольку почти все тексты песен альбома оказались пропитаны темой смерти. За себя говорят такие названия песен, как «About to Die» («При смерти») и «The Dead Man's Dream» («Сновидение мертвеца»). Фрейд добавил бы здесь пару слов о губительной силе танатоса.

Музыкантам было кого хоронить. Фактически «Home» стал лебединой песней лэйбла Regal Zonophone, который в начале семидесятых прекратил деятельность почти на тридцать лет. Участники Procol Harum настолько уважали эту почку EMI, издававшую не только рок-альбомы, но и музыку британской Армии спасения, что даже посвятили ей когда-то песню «Magdalene (My Regal Zonophone)». И вот теперь группа выпускала на Regal Zonophone последний альбом — как раз «Home».

Procol Harum в 1970-м

Procol Harum в 1970-м

Фотография со внутреннего разворота «Home». Слева направо: Кит Рид (тексты), Робин Трауэр (гитара), Барри Уилсон (барабаны), Крис Коппинг (бас-гитара, электроорган), Гэри Брукер (вокал, фортепиано). Фотография оцветнена

Результат получился ожидаемым: если в американском Billboard 200 «Home» («Домой») не особенно уступил предшественнику, заняв 34-е место, то в английском чарте — добрался лишь до 49-го. На родине музыкантов далеко не всем понравилось, что те считают свой дом унылым кладбищем. К счастью, Procol Harum уже заключили контракт с новым лэйблом Chrysalis, это вселяло надежду.

Whaling Stories, pts. 1 & 2

Трёхчастный семиминутный эпик, представляемый Брукером на концертах как «The Procol Blues», оказал значительное влияние на развитие прогрессивного рока. В любви к «Китобойным историям» признавались музыканты Yes, Emerson, Lake & Palmer и даже Queen. Исполнять песню вживую было непросто, поскольку Крису Коппингу, по примеру клавишника группы The Doors Рэя Манзарека, приходилось одновременно играть на Hammond'е и клавиатуре синтезаторного баса.
Слушать в новой вкладке (Mail.Ru) »