В начале 1977-го, незадолго до старта концертного тура Питера Гэбриела в поддержку его дебютного сольника «Peter Gabriel», барабанщик Билл Бруфорд и бас-гитарист Джон Уэттон предложили вышедшему из «спячки» гитаристу Роберту Фриппу воссоединить King Crimson. Вот только скрипач Эдди Джобсон, которого решили взять вместо Дэвида Кросса, обещал Фрэнку Заппе играть в его аккомпанирующей группе до лета, нужно было подождать несколько месяцев.

Чтобы к лету вернуться в форму, Фрипп присоединился к Гэбриелу. Оказалось, что концертирование так же, как в 1974-м, не приводит к необходимому духовному раскрытию гитариста. От воссоединения пришлось отказаться (King Crimson реформировали без него — под названием UK), Фрипп решил сконцентрироваться на карьере записывающего продюсера.

Работа над альбомом американца Дэрила Холла «Sacred Songs» (изданного, правда, только в 1980-м) так воодушевила Фриппа, что он поставил себе цель спродюсировать целую трилогию таких коллекций доступных песен с разными исполнителями. Трилогия получила кодовое имя MOR («Middle of the Road» — «середина дороги»), в рифму популярному на радио жанру AOR («Album-oriented Rock» — «альбомно-ориентированный рок»), в котором находили себя недобитые панком «рок-динозавры».

Вторым номером в трилогии MOR был выбран новый сольник Питера Гэбриела. Из старой команды в создании альбома, опять озаглавленного «Peter Gabriel», помимо Гэбриела и Фриппа, приняли участие только клавишник Ларри Фаст и бас-гитарист Тони Левин.

Exposure

В роли продюсера Фрипп предпочитал стратегию невмешательства: главное — в подходящий момент нажать на «Запись». Однако этой ролью гитарист не ограничился: песню со знаковым названием «Раскрытие» он помогал сочинять Гэбриелу сам. Фрипп использовал при записи технику создания музыки из накладываемых друг на друга коротких гитарных пассажей — т.н. фриппертронику, изобретённую Брайаном Ино. Последним альбомом в трилогии MOR стал сольник Фриппа, название которого — «Exposure» — говорит за себя.
Слушать в новой вкладке (Mail.Ru) » Вложение в оригинальный конверт

Вложение в оригинальный конверт

Похоже, Гэбриела занимали мотивы шпионской паранойи. На обратной стороне листка разместились тексты песен. Так вот к чему пытается добраться изображённый на обложке Гэбриел, когда разрывает конверт!

В отличие от дебютника, на котором канадский продюсер Боб Эзрин добился масштабного звучания, новый альбом (из-за обложки прозванный фанатами «Scratch»«Царапина») составили скромно аранжированные песни с доминирующей ролью в музыке синтезатора, на котором в этот раз играл не только Ларри Фаст, но и сам Гэбриел. Зато барабаны звучали не из синтетической драм-машины, а по классике из барабанной установки, за которую сел американский барабанщик Джерри Маротта.

Аскетичное звучание альбома обаяло музыкальную прессу, которая в то время интересовалась нью-вейвом — «продолжением» глэм-рока, часто синтезаторным, которое выбирали панки, когда научались играть на музыкальных инструментах.

В чартах второй том «Peter Gabriel» показал результаты, сравнимые с результатами дебюта: #45 в американском Billboard 200 и #10 в английском OCC (против прежних #38 и #7 соответственно). Вероятно, оценки оказались чуть ниже потому, что ни на одну новую песню не сняли видеоклип.

Роберт Фрипп и Питер Гэбриел в 1978-м

Роберт Фрипп и Питер Гэбриел в 1978-м

Духовное раскрытие совсем рядом. Или это какое-то комнатное растение? Фотография оцветнена

Непохожесть альбома на прогрессивный рок заставляла думать, что в прошлом, будучи лидером группы Genesis, Гэбриел тяготился давлением участников и не мог делать то, что хотел. Чтобы поставить точки над i, музыкант радостно присоединился к Genesis во время выхода на бис на одном из их американских выступлений.

Это ностальгическое действие подчеркнуло, насколько иначе звучит Гэбриел на сольных концертах, где он исполнял для любителей ностальгии гимн поколения хиппи — «A Whiter Shade of Pale» Procol Harum — в стиле нью-вейв.

White Shadow

Каждому поколению — своя бледная тень. Что несёт в себе этот вынесенный в заглавие призрак, проявившийся в столбе света среди тёмной ночи? Ответа в песне нет. Только блистательное гитарное соло Фриппа. Возможно, это была часть забракованной рок-оперы про Мозе или просто фантазия Гэбриела. В финале первой стороны пластинки, где песня заканчивалась, специальная канавка в виниле возвращала иголку проигрывателя чуть назад — и «White Shadow» шла по кругу. Это подчеркнуло важность песни, однако на радио она не попала.
Слушать в новой вкладке (Mail.Ru) »