Сотрудничество с лэйблом Island оказалось для Кевина Эйерса стрессовым и не слишком полезным для продвижения карьеры. Чтобы это сотрудничество продолжилось, третий и последний по контракту «исландовский» альбом музыканта должен был, по меньшей мере, попасть в национальный чарт.

После выхода «The Confessions of Doctor Dream» Кевин утверждал, что следующий его студийник также будет наполовину состоять из двадцатиминутного эпика. Задумка провалилась, вышедший через год альбом «Sweet Deceiver» («Сладкий обманщик») состоял из девяти сравнительно коротких песен, самая долгая из которых — «Toujour la Voyage» («Вечно в дороге») — звучала только восемь минут.

Элтон Джон на сцене в 1975-м

Элтон Джон на сцене в 1975-м

Музыкант оставил на записи несколько замечательных фортепианных пассажей, но не участвовал в концертах в поддержку «Sweet Deceiver», которые Кевин вспоминал как «особо пьяные»

Тексты многих новых песен оказались посвящены критике «сладких обманщиков» — «спасителей душ», «банановых гуру» и прочих «-ологий», — которых «рождённые с ключами от всех дверей» подсовывают обычным людям, чтобы те не замечали, что «корабль идёт ко дну». Неожиданно серьёзная тема по меркам добродушного весельчака Кевина.

Менеджер Джон Рид, которому были переданы дела Кевина, решил «причесать» имидж музыканта под запросы детской аудитории, увлекавшейся тогда такими представителями глэм-рока, как Гэри Глиттер и группа Sweet. Кевина непросто опознать в смазливом искусителе с конверта альбома. Чтобы упрочить «гламуризацию», Рид пригласил на запись трёх песен со «Sweet Deceiver» другого своего подопечного и подписанта Island — Элтона Джона. Элтон славился своей любовью к «гламурным» сценическим нарядам.

Observations

«Наблюдения», открывающий номер альбома, носил рабочее название «Игры». Это название больше соответствует поднятой в песне теме социальной несправедливости. Кевин обвиняет политиков, «продающих сновидения» малоимущим собратьям. Похоже на продолжение «Признаний доктора Сон». Кевин никогда не любил книги, но в юности взахлёб прочитал все сочинения Георгия Гурджиева о духовном пробуждении. С тех пор образ сна стал для музыканта воплощением лукавства и бездуховности.
Слушать в новой вкладке (Mail.Ru) »

Продюсером нового альбома выступил сам Кевин Эйерс. Его помощником стал гитарист Питер «Олли» Холсалл. Гитарист постеснялся выносить на обложку не только настоящее имя, но и фамилию, так что был обозначен как Олли Хэйркат (в переводе что-то вроде Миленький Причесон).

Помимо Олли, в создании «Sweet Deceiver» приняли участие ещё двое экс-The Soporifics: барабанщик Фрэдди Смит и клавишник Джейкоб Магнуссон. Этих новых рекрутов ещё не было на концертнике «June 1, 1974». Основатель The Soporifics Арчи Леггетт в то время безуспешно пытался начать сольную карьеру и прекратил играть с Кевином.

Пресса приняла «Sweet Deceiver» скептично: альбом не предлагал слушателям принципиальных новшеств, отчего создавалось впечатление, что в творческом отношении Кевин топчется на месте. Это не преминул отметить и журнал NME, всегда прежде поддерживавший Кевина. Рецензии очень расстроили музыканта, даже спустя тридцать лет он сокрушался по поводу недооценённости «Sweet Deceiver».

Олли Холсалл и Кевин Эйерс в 1975-м

Олли Холсалл и Кевин Эйерс в 1975-м

Слева Олли, справа Кевин. Оба снимка со внутреннего конверта пластинки «Sweet Deceiver» (там были только двое). Причесон у музыкантов далеко не гламурный. Фотографии оцветнены

Альбом не попал в английский чарт из-за реакции прессы, в начале 1976-го Кевин записал для лэйбла Island последний сингл и после его неуспеха отправился на отдых — сначала во Францию, а затем на Майорку. В то же время лэйбл Harvest выпустил сборник «Odd Ditties» («Странные частушки»), коллекцию синглов и неизданных песен Кевина Эйерса, записанных с 1969-го по 1972-й год. Кевин принял это приглашение вернуться под крыло Harvest — консервативной и бюрократизированной, зато уважающей свободу артиста компании.

Farewell Again (Another Dawn)

Альбом «Sweet Deceiver» создавался в прославленной Майком Олдфилдом студии The Manor, однако самого Майка к записи привлечь не удалось. Без лишних гостей песни давались Кевину не хуже. Романтичную балладу «Снова прощай (Ещё одна заря)», завершившую альбом, нельзя назвать ни «левацкой», ни антиклерикальной, всего лишь прощание с тем, кто снова рад обмануться сном. Партия вибрафона, исполненная Холсаллом, добавляет песне предрассветной атмосферы.
Слушать в новой вкладке (Mail.Ru) »