Не выдержав плотного концертного графика Soft Machine, поющий бас-гитарист Кевин Эйерс ушёл из группы, однако неотвратимая тяга к творчеству заставила музыканта вскоре вернуться в студию и записать порцию новых песен. Бывшие коллеги Кевина по «мягкой машине» с готовностью помогли ему в этом.

Питер Дженнер

Питер Дженнер

Продюсер двух первых альбомов Кевина Эйерса. Фото конца шестидесятых. Фотография оцветнена

Впрочем, старыми товарищами группа Кевина не ограничилась: наряду с Майком Рэтлиджем, любителем электрооргана Lowrey, клавишное мастерство в сольном творчестве Эйерса продемонстрировал композитор-авангардист Дэвид Бедфорд (он предпочитал Farfisa). Менеджер Soft Machine посоветовал кандидатуру Бедфорда Эйерсу, когда тому потребовался аранжировщик.

В начале 1968-го группу Pink Floyd оставил лидер Сид Барретт, менеджеры группы Питер Дженнер и Эндрю Кинг последовали за Сидом, ожидая, что сольная карьера музыканта затмит «флойдов» успешностью. Ожидания оказались переоценены: Сид действительно очень плохо себя чувствовал, не мог приступить к работе и вскоре отправился в кембриджскую психиатрическую клинику. К счастью, он не был единственной надеждой Питера и Эндрю.

Услышав песни Эйерса, Питер Дженнер пришёл в восторг и использовал все возможности для того, чтобы эти песни услышало как можно больше людей. Будучи главой «флойдовской» менеджерской компании Blackhill Music Ltd, Питер поспособствовал подписанию альбома Кевина на дочерний лэйбл EMI под названием Harvest. Лэйбл прославился изданием «двойника» Pink Floyd «Ummagumma».

Religious Experience (Singing a Song in the Morning)

Перед записью этой песни Кевин позвонил своему кумиру Сиду Барретту, который к тому времени вернулся к музыке, и попросил сыграть в песне на гитаре. Сид согласился, приехал в студию Abbey Road и сделал несколько дублей совместно с группой Caravan. Дублей оказалось недостаточно, в итоге «Religious Experience» не вошла в альбом и долго считалась потерянной. На CD-переиздание 2003-го года попал дубль (ещё без женского бэк-вокала), который Кевин предваряет фразой «Syd, do that thing».
Слушать в новой вкладке (Mail.Ru) »

Заголовок «Joy of a Toy» был выбран в честь одного из треков с дебютного альбома Soft Machine — который, в свою очередь, получил название в честь пьесы «Радость от игрушки» американского отца-основателя фри-джаза Орнетта Коулмана. Официально пьеса Коулмана была издана только в 1971-м, а до этого — оставалась раритетной диковинкой.

Вопреки «машинному» названию альбома, новые песни по стилистике были далеки даже от раннего творчества «машинистов». Строгая песноцентричность, барочная психоделия в духе The Pretty Thing и мягкий баритон Кевина (правда, берущий не силой, а скорее харизмой, как у начинавшего тогда карьеру певца Леонарда Коэна), — вот приблизительное описание того, что звучит на «Joy of a Toy». Что-то общее с Soft Machine можно найти лишь в своеобразном юморе текстов песен, которые удачно сочетаются с запоминающейся жёлтой обложкой.

Альбом не квалифицировался в чартах и не произвёл фурор в прессе. Планам Эйерса избегнуть плотного концертного графика это соответствовало.

Кевин Эйерс и Дэвид Бедфорд в конце шестидесятых

Кевин Эйерс и Дэвид Бедфорд в конце шестидесятых

Фотография Кевина украсила буклет переиздания «Joy of a Toy» 2003-го года. Снимок Бедфорда взят из его группы в Facebook. Обе фотографии оцветнены

Приняв на себя обязанности основного вокалиста, Кевин почувствовал, что не может одновременно петь и играть на бас-гитаре так же хорошо, как раньше. Питер Дженнер принялся искать нового бас-гитариста для аккомпанирующей группы музыканта. Барабанщик Роберт Уайятт был слишком занят деятельностью Soft Machine, а также участием в новой джаз-рок-группе Centipede, поэтому его также пришлось заменить. Хотя сам Роберт иногда находил время выступить вместе с Кевином.

The Lady Rachel (single version)

Посвящение леди Рэйчел (так Эйерс назвал свою дочь) настолько понравилось музыканту, что текст песни был отпечатан на развороте альбома. Такой же чести удостоилась «Song for Insane Times», где в полном составе играли Soft Machine. В 1972-м для сингла (который тогда так и не вышел) песня была перезаписана: добавились голоса женского трио The Ladybirds, звучавший в оригинале гобой был заменён на флейту, а партию бас-гитары исполнил не сам Кевин, а его новый коллега — Майк Олдфилд.
Слушать в новой вкладке (Mail.Ru) »