После записи дебютного сольника, Кевин Эйерс столкнулся с необходимостью поддерживать релиз концертами, тогда как стабильной аккомпанирующей группы у него не было. Набранную в спешке команду амбициозно окрестили The Whole World — «Целый мир». И целого мира, как водится, оказалось мало: хватило только на один альбом.

Помимо пианиста Дэвида Бедфорда, участвовавшего в записи дебютника, в новую группу вошли ещё трое участников. Первым оказался саксофонист Лол Коксхилл, который прежде был уличным музыкантом и впечатлил Эйерса своей игрой. Кевин знал толк в уличных музыкантах, ведь и сам когда-то начинал музыкальную карьеру, играя на губной гармошке для прохожих.

Следом появился семнадцатилетний Майк Олдфилд, который виртуозно владел акустической гитарой, но совсем не имел опыта игры на доверенной ему бас-гитаре. На собеседовании продюсер Питер Дженнер дал Майку особое задание, выполнить которое мог только по-настоящему преданный своему делу музыкант. Задание заключалось в транспортировке из офиса менеджерской компании Blackhill Music Ltd. в резиденцию EMI (почти четыре километра самóй бас-гитары, массивного усилителя для неё весом в полцентнера, а также объёмного шкафа для динамиков, который заслонял весь вид. Даже на трамвае это оказалось непросто.

Роль барабанщика на записи досталась приятелю Коксхилла Мику Финчеру, однако на концертах за барабанную установку в The Whole World садились самые разные кандидаты.

Jolie Madame

Одним из главных недостатков Кевина как исполнителя всегда был немелодичный голос. Чтобы исправить положение, на «Shooting at the Moon» музыкант начал сотрудничать с приглашёнными вокалистами (именно в этом качестве на альбоме гостит Роберт Уайятт из Soft Machine). Две песни Кевин записал в дуэте с английской фолк-исполнительницей Бриджет Сэйнт Джон. Весёлая песенка про устрицу вошла в альбом, а записанный тогда же франкоязычный романс о любви был издан лишь в 1976-м на сборнике раритетов.
Слушать в новой вкладке (Mail.Ru) » Бриджет Сэйнт Джон в 1970-м

Бриджет Сэйнт Джон в 1970-м

Фотография с обложки её альбома «Ask Me No Questions»

Сотрудничество с лэйблом Harvest продолжилось. Вступив в конкуренцию с Deram и Island, лэйбл ожидал от подписантов отхода от беззаботности психоделического рока. По мнению Эйерса, новый альбом получился совершенно не похожим на предыдущий «Joy of a Toy». Это действительно был большой шаг вперёд как для самого музыканта, так и для его партнёра Дэвида Бедфорда.

Название альбома (в переводе — «Стрельба по Луне») и одноимённой песни с него, которая исполнялась ещё в рамках Soft Machine как «Jet-Propelled Photograph», вероятно, было навеяно сюжетом фантастического романа Жюля Верна под заголовком «От Земли до Луны», герои которого добрались до естественного спутника в полом пушечном снаряде. Спустя год после эпохальной экспедиции космического корабля Аполлон-11 тема всё ещё оставалась актуальной.

Запоминающаяся обложка насыщенного цвета индиго, на которой облачный стрелок из лука целится в лунный диск, была создана художником Томасом Липпсом, который позже сотрудничал с группой Gong, основанной другом Эйерса Дэвидом Алленом.

The Whole World в 1970-м

The Whole World в 1970-м

Слева направо: Мик Финчер (барабаны), Дэвид Бедфорд (клавишные), Лол Коксхил (саксофон), Майк Олдфилд (бас-гитара), Кевин Эйерс (вокал, гитара). В семидесятые Кевин не интересовался наркотиками, он предпочитал искать вдохновение в хорошем вине. Фотография оцветнена

В своё время «Shooting at the Moon» был достаточно скептично принят прессой: несколько авангардных фрагментов, вставленных в альбом, не пошли его динамике на пользу. С годами мнение переменилось: в 1998-м журнал The Wire поместил альбом на первое место в списке «Сто альбомов, которые поджигали мир (пока никто не слушал)». Впрочем, заголовок списка, перекликающийся с названием хита со второго альбома Soft Machine, намекает на необъективность составителя.

Rheinhardt & Geraldine / Colores Para Dolores (excerpt)

На первом альбоме Эйерса все песни подчинялись одной структуре: основной текст — инструментальный «мост» — повторение первого куплета. На втором альбоме этот паттерн менее распространён. Один из треков даже оказался своеобразным мини-эпиком. Правда, коротким — меньше шести минут. Я позволил себе вырезать соединяющий половины утомительный полутораминутный фрагмент, изображающий быстрое переключение радиостанций.
Слушать в новой вкладке (Mail.Ru) »