Участники Genesis решили не искать замену ушедшему на вольные хлеба гитаристу Стиву Хэкетту. Если в 1970-м, когда группу покинул предшественник Хэкетта Энтони Филлипс, ни у кого не было уверенности в будущем, то теперь, пережив потерю вокалиста Питера Гэбриела, музыканты не жаждали дополнительного источника идей.

К барабанщику живого состава Честеру Томпсону, который в 1976-м сменил Билла Бруфорда, добавился ещё один американец — Дэрил Штюрмер. В старых песнях он заменял Хэкетта на электрогитаре, а во многих новых забирал бас у старожила Genesis Майка Резерфорда, в то время как гитарные партии исполнял сам Майк, всё-таки теперь это были именно его партии.

После записи «Wind & Wuthering» у музыкантов осталось много неиспользованного материала, выбор имелся. Времена прогрессивного рока уходили в закат, для нового альбома отобрали несколько коротких вещиц, только две песни (обе сочинённые клавишником Тони Бэнксом) оказались дольше шести минут.

Внутренний разворот «...And Then There Were Three...»

Внутренний разворот «...And Then There Were Three...»

В оригинале поверх картинки были напечатаны тексты песен. Что это написано светом? P-E-N-I-S-E-S?.. А, нет, G-E-N-E-S-I-S! Вот что оставили после себя эти трое! По крайней мере, так рассудила дизайн-студия Hipgnosis, оформлявшая конверт альбома

Название новой пластинки «...И их осталось трое...», цитирующее детективный триллер Агаты Кристи «Десять негритят», выбиралось без намёка на то, что в финале не останется ни одного. Просто участники Genesis впервые вошли в нидерландскую студию Relight в составе трио — Бэнкс, Резерфорд и вокалист-барабанщик Фил Коллинз.

Никого не тяготило ощущение потери, изменения в последние годы стали для Genesis в порядке вещей. Оставляемое группой наследие сохранялось неизменно ярким. Прямо как шлейф света, который тянется за людьми на обложке.

Down and Out

Открывшая альбом песня о человеке, который думал, что контролирует ситуацию, и осознал свою ничтожность только когда был уволен, могла показаться обращением к ушедшему Стиву Хэкетту: мол, ты ещё пожалеешь. Коллинз отмечал, что писал текст о вышедших из моды исполнителях, которых увольняли со звукозаписывающих лэйблов. Такое было характерно для США. В 1977-м Genesis получили заверение в тщательной раскрутке от дирекции издававшего их в Штатах лэйбла Atlantic. Что пришлось посулить взамен?
Слушать в новой вкладке (Mail.Ru) »

Для двух песен с нового альбома сняли видеоклипы. Если популярности сингла «Many Too Many» это не поспособствовало, то обаятельная песенка «Follow You Follow Me» попала на беспрецедентно высокое для Genesis седьмое место в английском чарте OCC и достигла 23-го в американском Billboard Hot 100. А ведь музыкальное телевидение в США было тогда совсем не развито.

Благодаря успеху танцевальной песни группе впервые удалось заманить на концерты женскую аудиторию (в прежние времена на Genesis ходили в основном одинокие юноши). В альбомных чартах OCC и Billboard 200 сам «...And Then There Were Three...» занял соответственно третье и четырнадцатое (рекорд!) места. Ярлык «рок-динозавры» оказался не про эту группу.

Концертный состав Genesis в 1978-м

Концертный состав Genesis в 1978-м

Слева направо: Честер Томпсон (барабаны на концертах), Майк Резерфорд (бас-гитара, гитара в студии), Фил Коллинз (вокал, барабаны в студии), Дэрил Штюрмер (гитара на концертах), Тони Бэнкс (клавишные). Коллинз впервые сбрил бороду — может, это и привлекло женщин-слушательниц?

Genesis с успехом отыграли концертный тур и впервые добрались до Японии. Всё казалось хорошо, но участники группы заметили, что Фил Коллинз ведёт себя рассеянно и часто прикладывается к бутылке. Оказалось, что перед Японией у Фила с супругой произошла ссора, в результате которой девушка решила уйти от мужа и, как выяснилось по возвращении в Англию, уехала с детьми жить в Канаду. Фил забыл о Genesis и отправился следом, чтобы восстановить отношения если не с женой, то хотя бы с детьми.

Оставшиеся участники не решились продолжать выступать под маркой Genesis, когда их осталось только двое. Они использовали паузу в деятельности группы для производства сольников: в 1979-м вышел альбом Тони Бэнкса «A Curious Feeling», а в 1980-м — альбом Майка Резерфорда «Smallcreep's Day».

Burning Rope, pt.2

В альбом вошли преимущественно строго сюжетные песни, с историями и персонажами. При маленьком хронометраже такие песни часто похожи на торопливые тизеры полноценных прог-эпиков. В этом смысле неожиданно, что семиминутная «Burning Rope» («Горящая верёвка»), первый полноценный эпик здесь, говорит о важности наслаждения жизнью здесь и сейчас, а не в мечтах и надеждах, в абстрактных метафорических понятиях. Впервые в карьере Майк Резерфорд сыграл в песне продолжительное гитарное соло.
Слушать в новой вкладке (Mail.Ru) »